Баннер

ЭКСПОНАТЫ МУЗЕЯ

Конверт К. Э. Циолковский
Конверт К. Э. Циолковский


Конверт К. Э. Циолковский
Конверт К. Э. Циолковский


Марка Циолковский 1957 г
Марка Циолковский 1957 г


Медаль К. Э. Циолковский
Медаль К. Э. Циолковский


Конверт К. Э. Циолковский
Конверт К. Э. Циолковский


Музей сформирован при помощи портала RuCollect
Индекс материала
Космический детерминизм Чижевского
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Все страницы
Я достаточно хорошо понимаю, святейший отец, что, как только некоторые узнают, что в этих моих книгах, написанных о вращении мировых сфер, я придал земному шару некоторые движения, они тотчас же с криком будут поносить меня... Но я знаю, что размышления человека-философа далеки от суждений толпы, так как он занимается изысканием истины во всех делах, в той мере как это позволено Богом человеческому разуму. Я полагаю также, что надо избегать мнений, чуждых правды.
Николай Коперник из его посвящения папе Павлу III своей книги «Об обращениях небесных сфер», 1543 г.
Libri omnes docentes mobilitatem terrae et immobilitatem solis.

«[Запрещаются] все книги, в которых утверждается, что Земля вращается, а Солнце неподвижно»— из приговора Верховной священной Конгрегации индекса Ватикана, XVII в.


Двадцатый век войдет в историю цивилизации под знаком становления космизма как определяющего принципа познавательной и практической деятельности человечества.
Это, конечно, далеко не единственное достижение столетия: его по праву называют и будут называть веком радио, электроники, кибернетики, информатики, аэронавтики, космонавтики, атомной физики и энергетики, генетики, биотехнологии и т. д. — в связи с открытыми и утвердившимися в нем предметами и явлениями, ознаменовавшими качественный скачок в естествознании и технике, революцию в материальном производстве и управлении. Благодаря им до неузнаваемости изменился человеческий мир, условия повседневного социального бытия, сам смысл многих целеустремленных усилий и творческих поисков. «Колыбель разума» (выражение К. Э. Циолковского) обрела существенно новое содержание, а оно не только выдвинуло в повестку дня новые задачи, породило новые проблемы и противоречия, но и обусловило новые взаимоотношения во взаимодействиях людей и потребовало нового субъекта исторического творчества.

Человеческий социум как уникальный феномен в обозримом мировом пространстве вступил в новую фазу развития. Он еще не освободился от многих отживших форм духовности и разного рода социальных атавизмов, которые, как балласт, сдерживают набор высоты, однако императивы прогресса неумолимы. Порукой тому весь мировой опыт, в частности становление современного космического естествознания, фундаментальные основы которого закладывали наши великие соотечественники К. Э. Циолковский, В. И. Вернадский и А. Л. Чижевский.
Работы одного из них — в настоящем издании. Главная — «Земля в объятиях Солнца», написанная в 1931г. Автор намерен был продолжить ее, но сложившиеся обстоятельства помешали этому. Лишь фрагмент этого капитального труда увидел в 1938 г. свет на французском языке в парижском издательстве «Гиппократ» под названием «Les Epidemies et les perturbations electromagnetiques du milien exterieur», а затем — спустя... 25 лет — на родном, русском в издательстве «Мысль» (1973 г.; 2-е издание в 1976 г.) под названием «Земное эхо солнечных бурь». Книга вызвала положительные отклики в широких научных кругах как у нас, так и за рубежом. Ее по праву можно именовать Манифестом космической экологии.
«Тот факт, что жизнь биосферы Земли зависит от солнечных явлений, давно стал трюизмом. Но впервые профессор Чижевский показал степень этой зависимости и ее интимную глубину (выделено, мною.— Л. Г.). В этом заключается его громадная заслуга. Он раскрыл механизмы, тщательно скрываемые природой, показав, что живая клетка является тончайшим и избирательным резонатором для определенных корпускулярных и электромагнитных процессов внешней среды»,— говорилось в меморандуме Международного конгресса по биологической физике и биологической космологии, состоявшегося в сентябре I939 г. в Нью-Йорке.
Такова лишь часть установленного Л. А. Чижевским в связях биосферы с Солнцем.
Тривиальна мысль, что жизнь на Земле порождена и поддерживается Солнцем,— это было понятно людям испокон веков. Но вот то, что все многообразие ее на всех уровнях самоорганизации высших форм материи послушно закономерной и капризной динамике сложнейших физических процессов на поверхности и в недрах могучего светила, вошло в науку благодаря Л. Л. Чижевскому, его плодотворным исследованиям и энергичной пропаганде вытекающих из них выводов.

Если бы Солнце вгляделось, как в зеркало, в изменчивый лик Земли, то увидело бы в нем свое отражение, свои «гримасы» в переменчивой «мимике» планеты — долгопериодические, циклические и кратковременные, спорадические помрачения и прояснения, всплески глобальных и локальных стихий. Все они не что иное, как «эхо» глубокого дыхания, «нервных» спазмов, конвульсий и дрожи гигантского космического тела, вокруг которого хороводом одит семейство планет, то сходясь друг с другом, то расходясь, провоцируя тем самым некоторые солнечные «причуды» и в свою очередь чутко реагируя на них.
«Русскому ученому,— читаем мы в том же документе,— удалось обнаружить очень мощный фактор экзогенного происхождения, стоящий в резонансе с живыми клетками и с биосферой Земли вообще. Эти фундаментальные труды профессора Чижевского чреваты громадными практическими последствиями, значение которых для медицины в настоящее время трудно даже предвидеть».
Научные дерзания и достижения А. Л. Чижевского уместно сравнить с подвигом Николая Коперника. Подобно тому, узревшему действительное движение Земли в Космосе, он в свою очередь установил, что все земное пульсирует в ритме Солнца, что все субстанциальные процессы в ее взаимодействующих друг с другом оболочках развиваются в согласии с ним. А. Л. Чижевский довершил ломку геоцентризма в его последнем прибежище — в науке о жизни. Тем самым осуществил логическое завершение процесса, начатого четыре с лишним столетия назад фромборкским каноником. Отныне гелиоцентризм, прочно утвердившийся в науках о Земле и небе, решительно вступил в биологию и медицину.


 

Вход

Баннер