Баннер

ЭКСПОНАТЫ МУЗЕЯ

Марка Циолковский 1951 г
Марка Циолковский 1951 г


Медаль Калуга-67 К. Э. Циолковский
Медаль Калуга-67 К. Э. Циолковский


Метеорит Кампо дель Сьело
Метеорит Кампо дель Сьело


Марка Циолковский 1982 г
Марка Циолковский 1982 г


Конверт К. Э. Циолковский
Конверт К. Э. Циолковский


Музей сформирован при помощи портала RuCollect
КОММЕНТАРИИ PDF Печать E-mail

1 Издание этой книги стало возможным благодаря многолетним усилиям энтузиастов, сплотившихся в конце 60-х годов вокруг вдовы ученого Нины Вадимовны Чижевской (урожденной Энгельгардт; 1903— 1982). Ввиду развернувшейся после смерти А. Л. Чижевского (1964) полемики, вызванной порочащей ученого публикацией в журнале «Партийная жизнь» (1964, № 24), к его наследию некоторое время сохранялось настороженное отношение, носившее не столько научный, сколько конъюнктурно-идеологический характер, и пропаганда его идей, а тем более публикация работ были затруднены. Однако в Московском обществе испытателей природы при поддержке академика А. Л. Яншина были организованы регулярные научные Чтения памяти Чижевского, материалы их вышли тремя сборниками под названием «Солнце, электричество, жизнь» (М., 1969, 1972, 197б). Состоялись и другие конференции—в Риге, Севастополе и других городах. В массовой периодической печати появились публикации, раскрывающие разные стороны творчества. А. Л. Чижевского; статьи имели широкий читательский отклик. Все это способствовало преодолению негативизма к имени А. Л. Чи¬жевского со стороны официальных инстанций и отдельных предубежденных ученых, занимавших высокое положение, а главное — становлению научного направления, получившего название «гелиобиология» (см.: БСЭ. 3 изд. Т. 6. М., 1971). Не без труда удалось включить и имя основоположника этого направления в энциклопедические издания (см.: Философская энциклопедия. Т. 5- М., 1970; БСЭ. з изд. Т. 29- М., 1978; энциклопедия «Космонавтика». М., 1985, и др.), что потребовало не только тщательной подготовки соответствующих текстов, но и апробации у специалистов, поддержки научных организаций. В январе 1970 г. на специальном заседании бюро Отделения общей физики и астрономии АН СССР обсудило вопрос «О развитии исследований по гелиобиологическим связям» и признало целесообразным дальнейшее развитие таких исследований в научных учреждениях. В октябре 1971 г. научный совет по геомагнетизму при Отделении геологии, геофизики и геохимии АН СССР провел совещание на тему «Биологическая эффективность короткопериодических колебаний геомагнитного поля и проблема гелиобиологических связей». В заключительном документе была выражена положительная оценка предпринимавшихся исследований по данной проблеме и указано на целесообразность дальнейшего их развития. В 1972 г. на секции химико-технологических и биологических наук президиума Академии наук СССР состоялось специальное заседание по вопросам гелиобиологии, где новое направление также получило поддержку. Придавая большое значение планомерным работам в новой области, эта секция в декабре 1975 г. вернулась к проблеме, проведя заседание на тему «Влияние космических факторов на процессы, происходящие на Земле», и вынесла постановление, в котором выражала озабоченность в связи с несоответствием развертывания фронта научно-исследовательских работ значительной важности и актуальности проблемы. В 1983 и 1990 гг. в Институте биофизики в Пущине-на-Оке прошли всесоюзные симпозиумы «Космофизические флуктуации в биологических и физико-химических процессах», а в 1993 г. симпозиум на ту же тему состоялся уже на международном уровне. В нем приняла участие м-м К. Капель-Бут, соратница Дж. Пиккарди, президент Международного центра по исследованию феномена флуктуации (CIFA). Инициатор этих симпозиумов - доктор биологических наук, профессор С. Э. Шноль. По поводу трудностей становления космической биологии и экологии он справедливо заметил: «...новое знание всюду пробивается сквозь барьеры предыдущего знания и «здравого смысла»» (Природа. 1994- № 9. С. 4). 16—21 сентября 1995 г. в Ставрополе проходила третья Международная конференция «Циклы природы и общества». Автора этих строк пригласили выступить на пленарном заседании с докладом о роли А. Л. Чижев¬ского в становлении космической экологии и биологии. Имя его звучало на всех секциях как признание непреходящего значения его вклада в науку. В рамках конференции состоялся под руководством президента Международного центра по изучению феномена флуктуации Б. М. Владимирского специальный семинар, посвященный работе А. Л. Чижевского «Физические факторы исторического процесса». Среди интересных выступлений уместно особо выделить сообщение кандидата биологических наук Э. Н. Чирковой, старшего научного сотрудника Кардиологического центра Российской Академии наук. Она продемонстрировала возможность создания универсального алгоритма для выявления скрытых ритмов с незаданными периодами из ограниченных по объему массивов биологических и гелиофизических данных, а также предложила способы определения клинически значимых биоритмов человека в связи с вариациями солнечной активности. Прогностическое значение этого бесспорно. Обоснование Э. Н. Чирковой теории волнового механизма работы биологических часов на молекулярном, клеточном, системном, организменном и популяционном уровнях — существенный вклад в развитие идей А. Л. Чижевского. 2 Меморандум о научных трудах А. Л. Чижевского от имени Международного конгресса по биологической физике и биологической космологии, состоявшегося II —16 сентября 1939 г. в Нью-Йорке, подписали Ж. д'Арсонваль, П. Ланжевен, Л. Барайль и др. Он был направлен в Комитет премии Нобеля при Королевском Каролинском институте Шведской Академии наук в Стокгольме. От выдвижения на премию А. Л. Чижевский отказался «по этическим мотивам», а точнее — под давлением высоких инстанций. («Передо мной стояли творческие задачи, от которых мне не хотелось бы отрываться, а подпись мою все равно бы смогли подделать...»— рассказывал он автору этих строк.) Приведенные в тексте цитаты воспроизводятся по переводу меморан¬дума с английского, сделанному Е. А. Тучковой. 3 Чижевский А. Л. Земное эхо солнечных бурь. М., 1976- С. 33. 4 Там же. С. 32. 5 Там же. С. 34- 6 Там же. С. 35- 7 Там же. С. 36. 8 Там же. С. 35. 9 Цит. по кн.: Жизнь науки. Антология вступлений к классике естествознания. М., 1973- Сэ 11. 10 Там же. 11 Чижевский А. Л. На берегу Вселенной. М., 1995- С. 492. 12 Чижевский А. Л. Физические факторы исторического процесса. Ка¬ луга, 1924. С. 47. 13 Там же. С. 4. 14 Там же. С. 66. 15 Чижевский А. Л. На берегу Вселенной. С. 523. 16 Там же. 17 Там же. С. 528. 18 Чижевский А. Л. Земное эхо солнечных бурь. С. 24. 19 Вернадский В. И. Биосфера. М., 1967- С. 24. 20Там же. С. 24—25. 21 Там же. С. 25. 22 Там же. С. 16. 23 Там же. 24 См.: Умов Н. А. Избр. соч. М.; Л., 1950. С. 151—201. 25 Вернадский В. И. Биосфера. С. 180. 26 Тегелъ. Лекции по истории философии. М., 1993- С. 53.

Земля в объятиях Солнца (с. 29 – 696)

1Глава I, посвященная периодической деятельности Солнца и ее влиянию на Землю, отражает уровень знаний конца 20-х годов. Она в значительной своей части представляет исторический интерес, поскольку физическая картина мира с тех пор изменилась, знания о Солнце и межпланетной среде с тех пор значительно продвинулись вперед, особенно с развитием космонавтики. Совокупность нестационарных физических явлений, наблюдаемых астрономами на солнечном диске: солнечные пятна (темные образования на поверхности Солнца), факелы (яркие фотосферные образования, наблюдаемые на солнечном диске в белом свете), флоккулы (яркие образования в хромосфере над факелами, хорошо видимые в свете линий водорода и ионизированного кальция), хромосферные вспышки и протуберанцы (плазменные волокна и короне Солнца, более плотные и холодные, чем окружающее их вещество), возмущенные области в солнечной короне (самой внешней и наиболее разреженной части солнечной атмосферы), изменяющееся во времени радиоизлучение Солнца, вариации излучения в ультрафиолетовой и рентгеновской областях спектра, вариации корпускулярного излучения и проч.— все это получило название солнечной активности (у А. Л. Чижевского нередко — «солнцедеятсльность» — так часто писали и говорили в первой половине века). Перечисленные явления тесно связаны между собой и обычно проявляются вместе в некоторой области нашего дневного светила, называемой «нктивной областью» или «центром активности». Солнечную активность характеризуют различными индексами, из которых наиболее употребительны относительные числа солнечных пятен, или числа Вольфа. Комплекс явлений солнечной активности, представляющих собою единый процесс, повторяется периодически, что, очевидно, связано с нестационарным высвобождением энергии в этой ближайшей к нам звезде, нашем «желтом карлике», причем «игра» названных явлений сопровождается из¬менениями многих характеристик в различных слоях солнечной атмосферы. Ныне хорошо изучено влияние возмущений солнечной активности на состояние земной ионосферы, на прохождение коротких радиоволн, а также на такие явления, как свечение ночного неба, магнитные бури, полярные сияния и т. п. Обнаружение земных проявлений солнечной активности (а затем — и ее воздействие на космические аппараты) привело к организации систематических наблюдений Солнца обсерваториями мира по единой программе, к попыткам прогнозирования его активности, появления пятен и вспышек на нем и т. п. Во второй половине XIX в. возникла так называемая служба Солнца. Начало положило систематическое фотографирование фотосферы в Гринвичской обсерватории. С 1923 г. в Цюрихе стали публиковать данные об относительном числе солнечных пятен. Проведение в 1957-1958 гг. учеными 67 стран мира по единой программе и методике комплекса исследований Земли и Солнца под названием «Международный геофизический год» (МГГ) стимулировало изучение влияния солнечной активности на явления и процессы в атмосфере, ионосфере и магнитосфере. Впервые были созданы системы планетарных наблюдений над состоянием физических полей Земли и общей циркуляции ее воздушной оболочки. Синхронность наблюдений во время солнечных вспышек и магнитных возмущений обеспечивалась центрами прогнозов и оповещений. Последние передавались станциями всех стран. В период МГГ были широко развернуты ракетные исследования; особую ценность имели впервые осуществленные запуски искусственных спутников Земли. Были установлены многие новые факты, проливающие свет на механизм солнечно-земных связей, сделаны открытия, относящиеся к явлениям в верхних слоях атмосферы и околоземном космическом пространстве. Наиболее важным явилось открытие радиационного пояса Земли (область околоземного пространства, в которой магнитное поле планеты удерживает заряженные частицы), представляющего опасность для экипажей космических кораблей. Считается, что основные процессы, приводящие к наполнению радиационных поясов заряженными частицами,— дрейф частиц из «хвоста» магнитосферы во внешнюю зону пояса во время магнитных бурь и медленная диффузия к Земле частиц, захваченных в так называемую ловушку. Магнитные же бури вызываются потоками плазмы из активных областей Солнца — чаще всего эти бури наблюдаются вблизи максимумов II -летнего цикла солнечной активности. Аналогично программе МГГ была осуществлена программа «Международного года спокойного Солнца» (МГСС) в 1964-19б5 гг. В ней приняли участие научные учреждения более чем 70 стран. Было создано много новых специальных станций — они в последующем продолжили свою деятельность. Так, была расширена мировая сеть Службы Солнца. Получаемая ею информация публикуется в виде карт, таблиц и графиков для каждого дня наблюдений. Среди периодических изданий, содержащих наиболее полные публикации, уместно назвать бюллетень «Солнечные данные», издаваемый ежемесячно. Ежегодно выходит «Каталог солнечной активности», выпускаемый Главной астрономической обсерваторией Российской Академии наук. Развитие космонавтики поставило в повестку дня прогнозирование мощных вспышек солнечного корпускулярного излучения—для принятия своевременных мер предосторожности; используются непрерывные наблюдения за Солнцем с Земли и с искусственных спутников Земли.  

2Солнце — центральное тело Солнечной системы, ближайшая к Земле звезда, согласно современным представлениям, раскаленный газовый шар с температурой в центре 15∙106 градусов Кельвина. Плотность примерно 105 кг/м3. Общая мощность излучаемой им в пространство энергии составляет примерно 4∙105 Вт, что обеспечивает значение солнечной постоянной на расстоянии среднего удаления Земли от Солнца 1,34 кВт/м2. Источником энергии Солнца, как считают, служат термоядерные реакции, происходящие в центральной зоне Солнца и преобразующие легкие ядра в более тяжелые. Предполагается, что в результате одного из подобных циклов реакций из четырех ядер водорода образуется одно ядро гелия, при этом выделяется энергия, соответствующая уменьшению массы продукта реакции на 0,7%, что составляет 25 МэВ на один атом гелия. Перенос энергии из внутренних слоев Солнца наружу в основном происходит путем поглоще¬ния электромагнитного излучения, приходящего снизу, вышележащими сло¬ями (фотоионизация внутренних оболочек атомов) и переизлучения его с постепенным увеличением длины волны излучения по мерсе понижения температуры слоев при удалении их от центра. Напряженность общего магнитного поля Солнца невелика и достигает примерно 80 А/м, изменяясь со временем. Магнитные поля, связанные с солнечной активностью, могут достигать в солнечных пятнах напряженности 100 кА/м.

3В связи с этим вопросом нельзя не обратить внимание на работу А. М. Чечельницкого «Экстремальность, устойчивость, резонансность в астродинамике и космонавтике» (М., 1980). Опираясь на представления волновой динамики, он обосновал модель мегаквантовой волновой структуры Солнечной системы и указал на наличие механизма синхронизации протекающих в ней периодических процессов различной природы с собственными волновыми колебаниями, соответствующими ее фундаментальному волновому (дискретному) спектру.

4Фундаментальные исследования влияния гелиогеофизических факто¬ров на физико-химические коллоидные системы осуществил в 50-х годах профессор Флорентийского университета Джорджио Пиккарди (1896 — 1972). О сути их А. Л. Чижевский рассказывает в очерке «Физико-химические реакции как индикаторы космических явлений» (с. 717—724 наст. изд.). Итальянский ученый переписывался с А. Л. Чижевским, а после его смерти официально почтил его память специально посвященным ему докладом на XII Международном конгрессе здоровья в Ферраре (май 1965 г.). Он же прислал свое выступление на первые Чтения памяти Чижевского, проводившиеся Московским обществом испытателей природы в феврале 1968 г. (см. сб. Солнце, электричество, жизнь. М., 1969- С. 12—17). В нашей стране в русском переводе была издана книга Дж. Пиккарди «Химические основы медицинской климатологии» (Л., 1967); в которой автор, в частности, писал, что пренебрежение солнечной активностью и геликоидальным движением Земли в медицинской климатологии равносильно, например, пренебрежению влиянием температуры в физической химии (с. 81). Принципиально, что Дж. Пиккарди находил «везде, особенно же в живых организмах, присутствие Космоса» {Пиккарди Дж. Космос в капле воды//Населенный космос. М., 1972. С. 147).

 5В 1960-x годах профессор Томского медицинского института В. П. Десятов, заведующий кафедрой судебной медицины, тесно сотрудничал с астрофизиками, имея убедительные результаты по коррелятивным связям объекта своей междисциплинарной деятельности с возмущениями солнечной активности.

6Обзор разнообразных гелиобиологических исследований на начало 1970-х годов был дан в брошюре: Голованов Л. В., Ильченко А. И., Буль Ю. И. Медико-биологические аспекты проблемы «Солнце — биосфера». Экспресс- информация ВНИМИ «Новости медицины и медицинской техники». М., 1974- № 10-11. 44 С. Из последних работ хотелось бы отметить препринт ИЗМИРАН, обобщающий осуществленное коллективом ученых исследование влияния солнечной активности на сердечно-сосудистые заболевания: Гурфинкелъ Ю. И., Любимов В. В., Ораевский В. И., Парфенова Л. М., Юрьев А. С. Влияние геомагнитных возмущений на капиллярный кровоток у больных ишемической болезнью сердца (М., 1994). В этой работе дан обстоятельный обзор их деятельности, но главное — рассказывается о наблюдении 47 мужчин и 33 женщин, страдающих ишемической болезнью сердца. Капиллярный кровоток исследовали с помощью телевизионного капилляроскопа, позволяющего вести регулярное визуальное наблюдение и регистрацию движения крови в микрососудах ногтевого ложа. Полученные данные сопоставлялись методом «наложения эпох» (предложенным А. Л. Чижевским. См. прим. 12. С. 746) как с ежедневными геомагнитными индексами, так и с показателями атмосферного давления. Ухудшение показателей капиллярного кровотока в день магнитной бури отмечалось у 71,8% больных с острым инфарктом миокарда (у мужчин эта цифра достигала 73,7%> У женщин — 69,3%). Сходная картина наблюдалась у больных стенокардией. Оказалось, что в ряде случаев ухудшение наступает на второй и третий день после начала магнитной бури.

7 Мечников Лев Ильич (1838—1888)—географ, публицист, социолог, старший брат знаменитого русского зоолога-эмбриолога Ильи Ильича Мечникова (1845-1916), одного из основоположников современной экспериментальной медицины. Л. И. Мечников по приглашению известного француз¬ского географа Э. Реклю принял участие в составлении всемирной географии «Земля и люди». В труде «Цивилизации и великие исторические реки» пытался доказать, что основной причиной зарождения цивилизации является географическая среда (географический детерминизм).

8Выдающийся русский экономист Николай Дмитриевич Кондратьев (1892—1938) в !923—1928 годах обнаружил колебания в развитии мировой экономики с периодом, близким к 40—6о годам. Параметры, по которым наблюдались колебания: индексы цен, индексы государственных ценных бумаг, номинальная заработная плата, показатели внешнеторгового оборота, добыча угля, золота, производство чугуна и т. д. Ученый наблюдал три полных цикла за 150 лет и начало четвертого цикла, конец которого он пытался предсказать. В настоящее время по «циклам Кондратьева», или по «длинным волнам в экономике», существует огромная литература, работают десятки авторов в самых разных странах, регулярно проводятся конференции и симпозиумы. Существует Фонд Н. Д. Кондратьева. В Дни Чижевского в Москве (декабрь 1994 г.) на сессии «Становление космической экологии», состоявшейся в Российской Академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, было заслушано интересное сообщение доцента Ю. А. Абрамова (МГТУ им. Н. Э. Баумана) на тему «Циклы Н. Д. Кондратьева и циклы А. Л. Чижевского: соот¬ветствия и расхождения». Вывод выступавшего был таков: «На наш взгляд, циклы Кондратьева и геополитические циклы преходящи, они закончатся к 2091 г. Экологическая и ресурсная ситуация на третьей от Солнца планете—Земле—неотвратимо заставит переходить к директивному всеобъемлющему планированию в глобальном разрезе, к ограничению в потреблении, к государственной собственности и кардинальному перераспределению доходов. Этот новый общественный строй будет носить название «социантизм» — как назвал его по праву первооткрывателя Шарль Фурье».

9Этой теме А. Л. Чижевский посвятил специальную монографию «Эпидемические катастрофы и периодическая деятельность Солнца» (М., 1930. 172 с.), изданную Всероссийским обществом гомеопатов. В ней он, в частности, писал, что «...эпидемиология пойдет рука об руку с астрономией и метеорологией» (С. 162). В 1957 г. в Новосибирске была успешно защищена докторская диссертация биологом А. А. Максимовым на тему «Ландшафтная характеристика природных очагов туляремии Западной Сибири (зоологическое обоснование)», а в 1960 г. в издательстве АН СССР вышла его монография «Природные очаги туляремии». В исследованиях он связывал ландшафтную экологию с гелиобиологией.

10Влиянию солнечной активности на вирулентность бактерий А. Л. Чижевский посвятил главу VIII в книге «Земное эхо солнечных бурь» (М., 1976. С. 249—268), отрывок из которой мы печатаем в настоящем издании (с. 708—716 наст. изд.).

11А. Л. Чижевский выравнивал эмпирические статистические ряды по методу, предложенному видным советским статистиком Владимиром Ивановичем Хотимским (1892 —1939). Его книга «Выравнивание статистических рядов по методу наименьших квадратов (способ П. Л. Чебышева) и таблицы для нахождения уравнений параболических кривых» (М.; Л., 1925) сразу же по выходе в свет получила высокую оценку специалистов (Б. С. Ястремский и др.) и не утратила научного значения до сих пор. Опыт показал, что во многих случаях, когда необходимо отделить закономерное движение, представленное статистическим рядом, от хаотических колебаний из-за случайных причин, выравнивание кривых (параболическое интерполирование) дает хорошие результаты, но так называемый способ нормальных уравнений, применявшийся для решения такой задачи, требо¬вал весьма громоздких и продолжительных вычислений. Это обстоятельство крайне ограничивало использование важного аналитического инструмента. В своей книге В. И. Хотимский дал оригинальное системное изложение ряда работ П. Л. Чебышева и предложил таблицы, делающие применение способа великого математика чрезвычайно удобным и простым. Вычисле¬ния, необходимые для применения метода наименьших квадратов в ста¬тистических исследованиях, оказались сведенными к минимуму. А. Л. Чижевский осуществил в своей работе новый способ параболического интерполирования— это значительно сокращало вычислительные работы и имело ряд весьма важных преимуществ по сравнению с традиционным способом. Мы опускаем в настоящем издании те конкретные математические выкладки, которые производил А. Л. Чижевский. Интересующихся отсылаем к «Русско-немецкому медицинскому журналу» за 1928 г.—в номере 12 они представлены полностью. Здесь же отметим, что А. Л. Чижевский не только в естественнонаучных, но и в математических областях был на уровне последних достижений своего времени. Работа же В. И. Хотимского шла навстречу назревшей потребности математико-статистического анали¬за динамических процессов социальной и экономической жизни —A.Л. Чижевский не упустил ее, найдя применение ей в закладываемой им космической экологии и историометрии. Второе издание работы B.И. Хотимского вышло в I959 г.

12Своими идеями А. Л. Чижевский ставил эпидемиологию на новую методологическую основу, учитывая наиболее общие тенденции развития эпидемий. Этим, разумеется, не разрешались все тайны эпидемиологиче¬ских явлений, но, как справедливо отметил академик О. Г. Газенко в предисловии к книге А. Л. Чижевского, «саму постановку проблемы „Солнце — биосфера" уже в начале 20-х годов, и притом на практическую основу, следует признать важной заслугой ученого» (предисловие к книге «Земное эхо солнечных бурь». М., 1973. С. 7). Принципиально отметить и важную методическую особенность гелиоэпидемиологических исследований А. Л. Чижевского. Поскольку солнечная активность лишь в среднем арифметическом дает 11 -летний цикл, то ученый построил таблицу, наглядно демонстрирующую динамику такого рода циклов и относительное распределение между собой лет с максимумами и минимумами. За нулевую графу как за базу отсчета были взяты мак¬симумы. Складывая числа Вольфа — Вольфера по вертикали, Чижевский получил среднюю кривую солнцедеятельности за девять периодов, затем нашел среднее арифметическое из общего числа периодов. Воспользовавшись имеющейся рамкой солнечных циклов, ученый в те же клетки вставил статистические данные о заболеваниях холерой в России и, наконец, сло¬жив все числа по вертикали, нашел среднее арифметическое, аналогичное предыдущему. Полученные результаты были нанесены на систему координат, и глазам предстала картина замечательного совмещения двух рядов явлений: солнечной активности и развития холерных эпидемий за сто лет. Так он убедился в достоверности связи вспышек холеры (а затем и других эпидемий) с периодической деятельностью Солнца. Прием, которым воспользовался А. Л. Чижевский, получил название «метод наложения эпох». Он позволил с наибольшей ясностью и наглядностью проявить себя гелио-эпидемиологическим закономерностям, значительно уменьшая влияние на общий результат случайных причин. Ныне метод активно взят на вооружение гелиобиологами. Существенно важные результаты, как мы видим в данной главе, были получены А. Л. Чижевским при анализе развития массовой заболеваемости гриппом в связи с солнцедеятельностью — они явились научно обоснованной и практически подтвержденной базой прогнозирования эпидемий гриппа, которой впоследствии пользовались другие, повторяя открытое А. Л. Чижевским, но преувеличивая свою роль в новых, благоприятных для гелиобиологии условиях, когда новая наука стала получать признание, а имя ее основателя перестало быть одиозным. Так, спустя годы после смерти ученого, когда ценой немалых усилий с его выводов были сняты идеологические наветы, некоторые «последователи» стремились представить себя пионерами-первооткрывателями, а что, мол, было до них, то якобы это еще лишь... подходы к действительной научности. Цитируем: «Одним из объяснений вероятных причин цикличности эпидемий является предположение о зависимости эпидемического процесса от состояния солнечной активности (дается ссылка на книгу А.Л. Чижевского «Эпидемические катастрофы и периодическая деятельность Солнца» М., 1930.— Л. Г.). Эта гипотеза была выдвинута в тот период (1915-1930), когда не было достаточных сведений как в отношении этиологии и путей распространения ряда инфекций, так и в отношении физического распространения самой солнечной активности. Но, несмотря на ограниченность соответствующей информации, А. Л. Чижевским была показана принципиальная возможность гелиоэпидемиологических связей и намечены пути изучения их механизма на примере некоторых распространенных инфекционных заболеваний» (В. Н. Ягодинский и др. О зависимости эпидемического процесса от солнечной деятельности // Влияние солнечной активности на атмосферу Земли. М., I971. С. 81. Выделено мною.— Л. Г.). Налицо нарочитое смещение, искажающее историю вопроса. То, что было представлено в монографии, на которую ссылается автор, и то, с чем мы познакомились в настоящей главе, свидетельствует не о «предположении» или «гипотезе» относительно «вероятных» причин и не о недостаточности («ограниченности») фактического, эмпирического материала («соответствующей информации»), а о добротности исследования и небезосновательной категоричности выводов первопроходца: А. Л. Чижевский отнюдь не в сослагательном наклонении заявляет об открытых им закономерностях. А что касается «намеченных путей», то речь идет о дальнейшем поиске интимных механизмов солнечно-биологических связей, о необходимости продолжения наступления от явления к сущности, к ее глубинным тайнам. А. Л. Чижевский с полным основанием мог претендовать на авторство новой науки, которая потом действительно конституируется в естествознании под названием «гелиобиология». Однако он идет еще дальше, заявляя в заключительных словах фундаментального труда: «Не только Солнце, ближайший к нам источник энергии и жизни, оказывает на нас свое великое влияние, но и весь окружающий мир, (бесконечным количеством небесных тел, является источником ряда воздействий, раскрытие которых, по-видимому, составит одну из увлекательных залач грядущей науки. УГОЛ человеческого зрения все расширяется, все увеличивается и острота самого зрения. Мы уже видим то многое, мимо чего, не замечая, проходили наши предшественники. Но и то, что мы видим, представляет собою первый и слабый отблеск великолепного здания мира, которое некогда станет доступно созерцанию человечества» (с. 696 наст. изд.). Л. Л. Чижевский был титаном, чьи высокие профессиональные и нравственные достоинства, с одной стороны, вызывали восхищение и служили вдохновляющим примером, а с другой — оказывались невольным укором любой человеческой несостоятельности и предметом глухой ревности, зависти, атавистической недоброжелательности. Не потому ли в монографии Процитированного нами «последователя» (см.: Ягодинский В. Н. Динамика эпидимического процесса. М., 1977) мы не найдем необходимой ссылки на него, как это принято согласно научной этике, хотя и воспроизведена вся его творческая «технология» (методология и методика — корреляционный анализ, метод скользящих средних, метод наложения эпох, не говоря уже и о самой постановке задачи),— и делается лестный для самолюбия ее автора вывод: «Естественным продолжением нашего анализа должен быть поиск путей и методов предвычисления колебаний инфекционной заболеваемости»; «проведенные нами ранее статистические эксперименты... показывают возможность принципиально нового подхода к прогнозированию эпидемического процесса...»; «назрела (это спустя 40 с лишним лет!—Л. Г.) необходимость всестороннего осмысливания данной проблемы» (С. 189, 200, 219. Выделено мною.—Л. Г.)? Эта «принципиальная новизна» (нельзя без кавычек) была представлена на соискание докторской степени. Нет слов, в известном профессионализме соискателю не откажешь, и все вроде бы отвечало аттестационным правилам, но скромно ли было в выводах о своей работе заявлять: «В результате математического исследования динамики инфекционных болезней в различных областях земного шара за длительное время установлено (не подтверждено, а «установлено».— Л. Г.), что цикличность присуща всем группам инфекций при условии их массового распространения... Наиболее вероятным фактором цикличности является солнечная активность...» (Ягодинский В. Н. Цикличность эпидемического процесса. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук. Одесса, 1971, С. 30, З1)? Неудивительно, что ВАК СССР отклонил эту работу.

13Данная часть целостного исследования посвящена, можно сказать, гелиосоциодинамике. А. Л. Чижевский сознавал значение ее для перспектив науки, но до последних дней жизни считал, что заострять этот вопрос несвоевременно: критические нападки на него в 20-х годах, политически провокационные шельмования в 30-ых и, наконец, репрессия в 40-х преподали ему горькие уроки, подобные тем, что выразил в форме рубай знаменитый персидский поэт и ученый XI—XII вв. Омар Хайям: Мы уже говорили об «энергетизме», который положил ученый в основу своих рассуждений. Однако за превращением энергии у А. Л. Чижевского просматривается в более широком смысле диалектика превращенной формы, о которой у философов-марксистов (в отличие от их достойных учителей) тогда еще не было и речи, и общетеоретическое толкование открытых закономерностей было недоступно обществоведам. И на защите в марте 1918 г. А. Л. Чижевским диссертации на соискание доктора всеобщей истории члены ученого совета также не могли не проявить недоумение. Оппоненты (крупные историки Н.Н. Кареев (1850—1931) и С.Ф. Платонов (1860—1933)); внимательно разобравшись в работе, дали положительные отзывы. Члены ученого совета пришли к заключению, что имеют дело либо с великим заблуждением, либо с гениальным открытием, но, дабы потомки не обвинили их в роковой ошибке, постановили присудить соискателю степень, поскольку по уровню своей профессиональной зрелости, судя по проделанной им работе, он заслуживал ее.

14А. Л. Чижевский, как он сам пишет, «начал исследование с макроанализа явлений» (с. 244 наст. изд.), т. е. с крупномасштабных явлений социальной жизни, в которые «усиленный приток лучистой энергии Солнца превращается, пройдя ряд промежуточных стадий». Собственно говоря, функционирование сложных саморазвивающихся систем происходит в непрерывном взаимодействии с еще более сложной, динамичной и противоречивой системой, именуемой «внешняя среда». В нее эти системы входят как подсистемы в составе структуры уже иного, более высокого порядка организованности, а та воздействует на жизнедеятельность органической целостности не только прямо, но опосредованно, преломляясь своеобразным образом во внутренней среде и порождая вторичные действия. Последние могут выражаться в тех или иных частных возмущениях или торможениях, проявляющихся как относительно самостоятельно, так и в связи с общим поведением системы. Тут-то и обнаруживается проблема качества системного проявления превращенной формы, прослеживаемая при тонком анализе методом восхождения от абстрактного к конкретному. Существенные отношения накладываются одно на другое и подвергаются искажению, так что внешнее поведение объекта, в котором реализуется превращенная форма, по своему содержанию может ничего общего не иметь с исходным агентом, спровоцировавшим это поведение.

15Понятие «психические эпидемии» давно уже вошло в психопатологию, обозначая особые состояния, охватывающие почти одновременно те или иные человеческие группы и проявляющиеся в основном однотипно. В качестве примеров их в научной литературе описаны особые религиозные исступления, панические состояния и т. п. А. Л. Чижевский приводит примеры по многочисленным источникам. Представляется некорректным подведение под это понятие народных «волнений» и других социальных явлений, принимавших массовый характер, но психопатологизация общественных явлений — дань биологизаторству. Что же касается собственно болезненных состояний под собирательным названием «психические эпидемии», то, в силу того что они передаются от одного к другому, принимая массовый характер, им дали обозначение «индуцированных (т. е. переда¬ющихся, заражающих) психозов». При психических эпидемиях отмечаются легкое восприятие, повышенная внушаемость, наклонность к подражательным действиям и поступкам. А. Л. Чижевский в отношении психических эпидемий стоял на позициях дореволюционной психиатрии и психопатологии и, по-видимому, испытал сильное влияние школы французских исследователей, которые в свое время давали формальную классификацию индуцированных психозов, но их методология не приближала к пониманию самой сущности рассматриваемых процессов, своеобразия их протекания и условий раз¬вития. Только понимая природу человека как социального существа, как продукта общественного развития, как совокупности носимой им культуры и воплощения общественных отношений, можно было прояснить, каким образом, каким путем и при каких обстоятельствах инициируются и получа¬ют свое движение индуцированные психозы.

16 Конгруэнтность (от латинского congruens, congruentis)—соразмерность, соответствие, совпадение.

17В этой главе автор обращается, так сказать, к микросоциодинамике — предмету, чрезвычайно важному с точки зрения интересов текущей жизни. Его математико-статистический анализ не вырождается в формалистические упражнения с цифрами и фактами, его волнуют конкретно-содержательные стороны исследуемых процессов и их своеобразие, а также способность своими качественными особенностями вносить возмущения м порождать отклонения в навязываемые внешними факторами тенденции. Добавим к тому, что субъект исторического творчества, реализующий своей жизнедеятельностью объективные законы социальной формы движения материи, наделен сознанием и волей: познав эти законы, он способен в соответствии с ними корректировать как собственное поведение, так и меру осуществления этих законов и направление их действия. «...По мере культурного роста человечества,— пишет А. Л. Чижевский,—влияние социального фактора сказывается все заметнее, особенно на действия коллективов, так или иначе ограниченных территориально. Лишь от мировой статистики тех или иных массовых явлений мы должны ждать хорошо и точно совпадающих с солнцедеятельностью колебаний» (с. 420 наст. изд.). Так что ни о какой фатальности космизма в цивилизованном мире не может быть и речи, другое дело — с открытыми глазами смотреть на возможные проявления космических стихий в земных процессах, видеть и понимать как меру их могущества, так и собственные возможности противостояния им.

18Астролатрия (от греческого «астрон» — звезда, «латериа» — служение)— поклонение звездам, планетам и другим небесным телам. Астролат¬рия была распространена у многих народов.

19«Инфлуэнца», «инфлюэнца» (от лат.: In — fluo — течь, втекать, протекать, незаметно входить, проникать, вкрадываться, вползать, вторгаться, наплывать)—устаревшее название гриппа.

20Клавдий Птолемей — древний математик, астроном и географ, живший в первой половине II в. н. э. в Александрии. Сочинения его имели значение для развития многих наук, особенно астрономии, географии и оптики, в которых он не только завершает, но и искусно систематизирует достижения античных ученых. Основное его сочинение в 13 книгах — «Великое построение» (другое, арабизированное, название — «Альгамест») — посвящено астрономии, а точнее—изложению системы мира. Оно пользовалось всеобщим признанием до появления гелиоцентрической системы Николая Коперника в XVI в. Но А. Л. Чижевский имеет в виду другое его произведение — «Тетра-библос», в котором астрология рассматривалась как часть космической физики.

21Ефоры, точнее, эфоры — в древнегреческой Спарте пять ежегодно избиравшихся народным собранием лиц, обязанностью которых было руко¬водство всей политической жизнью государства.

22 Ауспиции (лат. auspicium — от: avis (птица) + spicere (смотреть)) у древних римлян — гадание по крику и полету птиц, по падению молнии и другим небесным явлениям. Совершалось авгурами (жрецами, толковавшими волю богов). Этим словом нередко обозначают просто предзнаменования.  

23Мы сохраняем здесь цитату Н. И. Бухарина, хотя источник ее нами не найден,— как дань уважения к истории. Вместе с тем не можем не заметить, что противопоставление общества «как системы» среде неправомерно, неточно и не соответствует той философии, которую поверхностно и формально воспринял автор цитаты. В понятие «общество» должно войти понятие «среда» — одно от другого неотделимо, они взаимно полагают друг друга, среда — неорганическое тело человека. «...Общество есть законченное сущностное единство человека с природой, подлинное воскресение приро ды... Сама история является действительной частью истории природы, становления природы человеком» — так писал молодой Маркс {Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2 изд. Т. 42. С. 118, 124). И добавлял: «Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука» (там же). По-гегелевски: одно в другом и через другое — человек не «часть» Космоса, а сам Космос, необходимое и высшее его выражение, ставшее таковым благодаря благоприятным стечениям естественных конкретных обстоятельств, и космическая экспансия человека за пределы Земли — восхождение Космоса к самому себе, самореализация высшей формы движения материи в самой себе; что же касается могучих стихий, то превращения их энергии во всем сущем, в том числе в динамике разнообразных движений в наполненной социумом поверхностной оболочке единственной в своем роде планеты, закономерны и универсальны. К пониманию сего универса¬лизма нас и приблизил А. Л. Чижевский. В его трудах человек оказался одновременно непосредственным предметом и естествознания и социознания,— предметом одной науки.

24Поскольку атмосфера — важнейший экологический фактор, непременное условие жизнедеятельности на Земле (как писал Камилл Фламмарион, «ученый может сказать о ней то же, что и богослов говорит о Боге: в ней мы живем, благодаря ей движемся и в ней мы есмь» {Фламмарион К. Атмосфера. СПб., 1911. С. 16)), то для гелиобиологии она должна быть предметом особого внимания, и А. Л. Чижевский не случайно посвятил ей специальную главу. В ней должно видеть одно из главных звеньев в солнечно-биосферных связях. Однако влияние на нее солнечной активности в течение нескольких десятилетий было предметом ожесточенных теоретических споров и административных конфликтов. Апогеем этой полемики явилось первое Всесоюзное совещание «Солнечно-атмосферные связи в теории климата.и прогнозах погоды» (30-октября—1 ноября 1972 г.). В фокусе всеобщего внимания оказался Анатолий Витальевич Дьяков, метеоролог из Горной Шории (Кузбасс). Его удачным прогнозам погоды была посвящена серия скандальных публикаций в центральной прессе. Неукротимый бунтарь по своей натуре, немало перенесший за свою сложную жизнь, он пошел против господствующего течения в гидрометеослужбе: подобно А. Л. Чижевскому, решительно взрывал доминирующий в климатологии и метеорологии геоцентризм, за что навлек на себя великую немилость Гидрометцентра СССР. Однако ошибки последнего, чреватые крупными хозяйственными издержками, и успешные результаты прогнозов А. В. Дьякова привлекли внимание официальных органов — под их давлением было проведено вышеназванное совещание. Было заслушано и обсуждено около 50 докладов. В принятом решении отмечалось, что исследования по пробле¬ме Солнце — атмосфера, ведущиеся, к сожалению, разрозненно, без координации и плана, стихийно, вне гидрометслужбы страны и Академии наук, «позволяют считать доказанным наличие существенного влияния солнечной активности и других космическо-геофизических факторов на атмосферные процессы». В документе содержалась сдержанная критика, определены неотложные задачи и даны принципиальные рекомендации: «Расширить фронт исследований по изучению влияния комплекса космическо-геофизических факторов на атмосферные процессы и погоду и считать проблему Солнце — нижняя атмосфера одной из важнейших проблем, стоящих перед Гидрометслужбой». А. В. Дьяков решительно заявил, что, по его мнению, «главным показателем динамики атмосферы являются потоки воздуха, а не барические поля, как это широко принято в современной синоптической метеорологии». Он обосновал свой вывод, что атмосфера Земли, рассматриваемая им как колебательная система, подвержена значительным внешним воздействиям, обусловленным прежде всего состоянием солнечной активности. В результате эта автоколебательная система перманентно испытывает существенные собственные и вынужденные колебания как по фазе, так и по амплитуде. Тщательное определение их в предлагаемой А. В. Дьяковым методике и со¬ставляет «секрет» его прогноза погоды. Увеличение длительности неустойчивых состояний воздушных потоков — состояний возмущений атмосферной циркуляции — происходит весьма явным образом при увеличении солнеч¬ной активности. Поскольку решающее значение в динамических процессах имеет не сама величина, а ее изменения, за индекс солнечной активности А. В. Дьяков взял не просто условные числа Вольфа, а производную роста величины площади солнечных пятен по времени. С помощью гюдмеченных им закономерностей он, наблюдая регулярно с 1940 г. поверхность Солнца, довел успешность декадных прогнозов погоды для Западной Сибири до... 90-95%, а месячных и сезонных—до 8о—85%. «...Метеорология как наука,— заявил он,— не должна забывать, что атмосфера — среда не изолированная, не замкнутая, она подвержена влиянию извне, в том числе активности Солнца,— сказал он в заключение.—В настоящее время учет в метеорологических прогнозах активности явлений на Солнце стал необходимостью». В этой связи нельзя не указать как на курьез на следующее «последнее слово» науки: «Замкнутая система понимается как система, через которую не происходит движения материи. Земля представляет собой такую систему...» {Мур Б., Бартлетт Д. Земля и биосфера//Космическая биология и медицина. Совместное российско-американское издание в пяти томах. Т. I. Космос и его освоение. М.: Наука—Вашингтон: Американский институт аэронавтики и астронавтики, 1995- С. 366). Такая точка зрения, увы, не исключение, несмотря на очевидные факты. А это значит, что становление космизма в естествознании еще только на пути к своему завершению.

25Рассмотрению интереснейшего вопроса — природы и сущности некоторых явлений «электромагнитного общения» между живыми существами — посвящена интересная, хорошо документированная книга Бернарда Бернардовича Кажинского «Биологическая радиосвязь» (Киев, 1962. 168 с). В ней рассказывается об опытах, упоминаемых А. Л. Чижевским, в Практической лаборатории зоопсихологии В. Л. Дурова. На странице 160 автор пишет: «...напрашивается вывод о том, что некоторые электромагнитные волны биологического происхождения обладают какой-то еще неизвестной особенностью, отличающей их от волн радиотехники». Против этих слов на экземпляре, подаренном ему автором, А. Л. Чижевский сделал пометку: «Вот!»

26В последнее время в научных кругах заговорили о магнитоэкологии — научном направлении, связанном с исследованием магнитных воздействий на организмы, и магниторецепции. Обнаружение в 1975 г. биогенного магнетизма сначала у микроорганизмов, а в последующие годы и у самых разных представителей животного мира, включая человека, стимулировали поиски в этом направлении. Наиболее впечатляющие результаты достигну ты в области нейромагнетизма и кардиомагнетизма. Они отражены, в частости, в книгах: Введенский В. Л., Ожогин В. И. Сверхчувствительная магнитометрия и биомагнетизм. М., 1986; Холодов Ю. А., Козлов А. //., Горбач А. М. Магнитные поля биологических объектов. М., 1987. Библиотека по естественным наукам РАН с 1976 г. выпускает информационный листок «Биологическое действие электромагнитных, магнитных и электрических полей».

27Проблеме биологического действия искусственно ионизированного воздуха А. Л. Чижевский посвятил всю творческую жизнь, начиная с 1916 г. Фундаментальный труд «Аэроионификация в народном хозяйстве» (М.,1960)— единственная в мире монография, наиболее полно и всесторонне освещающая решение проблемы. В 1931 г. советское правительство вынесло специальное постановление по этим работам А. Л. Чижевского, ныне признанным не только у нас, но и за рубежом.

28Неофический — т. е. имеющий отношение к социальной или религиозной новизне (от греческого «неофитос» — новообращенный).

29Такую точку зрения разделял К. Э. Циолковский. В рецензии на (||)ошюру А. Л. Чижевского «Физические факторы исторического процесса» (Калуга, 1924) он писал: «Молодой ученый пытается обнаружить функциональную зависимость между поведением человечества и колебаниями в деятельности Солнца и путем вычислений определить ритм, циклы и периоды этих изменений, создавая таким образом новую сферу человеческого знания. Все эти широкие обобщения и смелые мысли высказываются автором в научной литературе впервые, что придает им большую ценность и возбуждает интерес. Книжку Чижевского с любопытством прочтут как историк, которому все в ней будет отчасти чуждо (ибо в историю врывается астрономия), так и психологи и социологи. Этот труд является примером слияния различ¬ных наук воедино на монистической почве физико-математического анализа» (газета «Коммуна». Калуга, 1924. № 77. 4 апр.). А. Л. Чижевский шел дальше: для него общим знаменателем служила проблема человека, а математика—лишь инструментом.

Гелиотараксия (с. 697—738)

 1Научным признанием этого открытия можно считать, в частности, включение статьи о нем в «Краткий справочник по космической биологии и медицине» (М., 1967). В статье говорилось, что этот эффект «может стать средством предвидения солнечных эмиссий, опасных для человека в космическом полете» (С. 296). В ту пору вокруг творческого наследия А. Л. Чижевского еще шла дискуссия. Она завершилась в пользу ученого, о чем свидетельствует публикуемый нами документ.

Председателю Комиссии по делам ЮНЕСКО в России г-ну Л.Д. Жукову 14 февраля 1995 г.

 Уважаемый Алексей Дмитриевич! В феврале 1997 г. исполняется 100 лет со дня рождения великого русского ученого Александра Леонидовича Чижевского (1897-1964) -основоположника космической экологии и гелиобиологии, чье имя стоит рядом с именами К.Э.Циолковского и В.И.Вернадского. Выдающиеся достижения А.Л. Чижевского в естественных и технических науках получили мировое признание, он был удостоен избрания действительным и почетным членом научных академий и обществ Европы, Азии и Америки, в 1939 году был заочно избран Почетным Президентом первого Международного Конгресса по космической биологии в Нью-Йорке. Ныне идеи этого ученого - энциклопедиста пронизывают многие направления науки и практики - от сельского хозяйства и медицины - до космических исследований. На наш взгляд, целесообразно приближающуюся юбилейную дату отметить на самом высоком уровне, выходящем за национальные рамки - под эгидой ЮНЕСКО. Просим Комиссию по делам ЮНЕСКО в России рассмотреть возможность осуществления следующих мероприятий: 1. Объявить по линии ЮНЕСКО 1997 год "Годом Чижевского". . 2. Провести международные научные конференции памяти А.Л.Чижевского в России и за рубежом. 3. Провести торжественное юбилейное заседание с приглашением зарубежных ученых в Колонном Зале Дома Союзов (г.Москва). 4. Выпустить почтовые марки ЮНЕСКО в честь А.Л.Чижевского. 5. Издать специальный номер журнала "Курьер ЮНЕСКО", посвященный А.Л.Чижевскому. 6. Выпустить в свет юбилейное издание трудов А.Л.Чижевского и воспоминаний о нем на русском и иностранных языках в издательской системе ЮНЕСКО (или ООН). 7. Выпустить юбилейную медаль, а также сувенирную продукцию (в том числе печатную), пропагандирующую на разных языках творческое наследие и личность ученого. 8. Организовать юбилейные выставки памяти А.Л.Чижевского в России, а также в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже. 9. Содействовать публикациям материалов в связи с юбилейной датой в средствах массовой информации как в России, так и за рубежом. 10. Оказать помощь в разработке проекта Мемориального музея А.Л.Чижевского в Калуге. С российской стороны в осуществлении этих мероприятий участвуют: Российская Академия наук, Российская Академия медицинских наук, Московское Общество испытателей природы, Ракетно-космическая Корпорация "Энергия" им. С.П.Королева, Российская Академия сельскохозяйственных наук, Русское Географическое Общество, Академия космонавтики им. К.Э.Циолковского, Академия социальных наук,

 

Вход

Баннер