Баннер

ЭКСПОНАТЫ МУЗЕЯ

Марка Циолковский 1957 г
Марка Циолковский 1957 г


Конверт К. Э. Циолковский
Конверт К. Э. Циолковский


Конверт К. Э. Циолковский
Конверт К. Э. Циолковский


Конверт К. Э. Циолковский
Конверт К. Э. Циолковский


Конверт К. Э. Циолковский
Конверт К. Э. Циолковский


Музей сформирован при помощи портала RuCollect
ОБ ОДНОМ ВИДЕ СПЕЦИФИЧЕСКИ БИОАКТИВНОГО ИЛИ Z-ИЗЛУЧЕНИЯ СОЛНЦА PDF Печать E-mail

Настало время самым тщательным образом изучить действие на организм некоторых мощных факторов внешней среды и привлечь к данным исследованиям все необходимые силы и средства, которыми располагает наша наука, ибо вопрос этот, как будет видно из дальнейшего, может стать одним из весьма острых вопросов в комплексе лечебно-профилактических мероприятий. Активные процессы на Солнце являются сверхмощными импульсными источниками электромагнитного или корпускулярного излучения, возникающими в результате термоядерных процессов внутри Солнца. Спектр электромагнитных излучений возмущенных мест на Солнце характеризуется большим диапазоном. В годы максимумов резко возрастает не только эмиссия рентгеновской радиации, но и эмиссия ультрафиолетового и инфракрасного излучений. Интенсивность ультрафиолетового излучения хромосферных сверхмощных вспышек в сотни тысяч и даже миллионы раз больше ультрафиолетового излучения солнечной поверхности. Излучения в инфракрасной части спектра, идущие от Солнца, были обнаружены сравнительно недавно. Это открытие положило начало новой науке — радиоастрономии. Солнечная радиоастрономия занимается изучением радиоволн, излучаемых активными участками Солнца. Для этих целей построены радиотелескопы — огромные антенны различных форм, улавливающие солнечные радиоволны длиной от 20 метров до нескольких миллиметров. К настоящему времени твердо установлено, что мощность солнечного радиоизлучения варьирует в прямой зависимости от величины пятен, от силы и интенсивности внезапных вспышек, взрывов и извержений на поверхности Солнца. В эпоху максимальной активности Солнца мощность радиоизлучений больших пятен иногда в миллионы раз превосходит уровень излучения «спокойных» эпох. Во всех странах мира ор¬ганизована помимо «службы Солнца» еще и «радиослужба Солн¬ца», предсказывающая по радиоволнам Солнца появление тех или иных явлений на Земле. Помимо рентгеновского, светового, ультрафиолетового и радиоволнового излучения Солнце выбрасывает в мировое пространство из своих возмущенных участков потоки электрически заряженных частиц положительной и отрицательной полярности сверхвысоких энергий. Поток солнечных частиц, имеющий плоскость сечения в сотни тысяч квадратных километров, пролетая за время около суток пространство, отделяющее Землю от Солнца, бомбардирует верхние слои нашей атмосферы. В эпохи солнечных максимумов эти потоки приобретают резкую импульсивность и исключительную мощность. Приведем пример. 29 марта 1960 г. в 9 часов. 40 минут по московскому времени в районе группы пятен наблюдалась сильная хромосферная вспышка. 31 марта в 12 часов по московскому време¬ни началась сильная геомагнитная и ионосферная буря, в средних широтах наблюдалось интенсивное полярное сияние, 1 апреля на несколько часов была прервана радиосвязь на коротких волнах в северных, средних и южных широтах. Оборвалась связь между Европой и Америкой и между некоторыми городами Европы. Не весь спектр солнечного излучения достигает до пределов нижних границ биосферы. Высоколежащие ионизированные слои земной атмосферы задерживают часть электромагнитного спектра солнечной радиации. Волны же длиной от 20 метров и меньше .частично проникают через эти слои и в ослабленном виде достигают поверхности Земли. Еще не вполне выяснен вопрос о глубине проницаемости в нашу атмосферу корпускулярной радиации Солнца. На основании многочисленных теоретических и опытных исследований можно допустить, что потоки солнечных корпускул уже в верхних слоях земной атмосферы вызывают ионизацию этих слоев, утрачивают свою скорость и отклоняются магнитным полем Земли, а значит, корпускулярное излучение Солнца не доходит до биосферы. Впрочем, имеются высказывания о том, что некоторые гелиокорпускулы с высокой энергией космических лучей могут долетать до поверхности Земли. Но можно ли с уверенностью сказать, что все виды электромагнитной и корпускулярной радиации Солнца изучены современной наукой? Исходя из собственных наблюдений, ряд знаменитых ученых XIX и начала XX в., в том числе Сванте Аррениус, Фритьоф Нансен и другие, не только допускали возможность непосредственного влияния солнечных бурь на те или иные явления в тропосфере, в частности в органическом мире, но и сами установили ряд фактов этой зависимости. В дореволюционной России и ныне в Советском Союзе над проблемой связи между циклической деятельностью Солнца и явлениями в органической жизни успешно работали и работают многочисленные исследователи: Ф. М. Шведов, Н. А. Скаловский, Н. М. Кулагин, Д. О. Святский, П. Ю. Шмидт, А. П. Моисеев, Г. А. Ивашенцов, В. Б. Шостакович, С. Т. Вельховер, А. А. Садов, Г. И. Покровский, Е. А. Слуцкий, Н. С. Щербиновский, Н. А. Шульц, Н. В. Роменский и др. Научное значение подобных исследований представлено в статье проф. М. С. Эйген-сона «Новый путь космической биологии» * и в «Очерках физико-географических проявлений солнечной активности» (Львов, 1957). Данная область исследований мало-помалу завоевывает права гражданства среди естественных наук. В зарубежных странах наука обогатилась многочисленными исследованиями по гелиобиологии (Энстрем, Гелланд-Ганзен, Лемстрём, Ган, Фриц, Шоу, Фор, Хютингтон, Дуглас, Мемери, Бело, Бэквин, Амман, Смитт, Крицингер, Моррелл, Дюлль, Таката, Мурацуги, Будаи, Денье, Елизавета Шлюк, Рейнгольд, Эдвард Дьюи, Хельмут Берг и др.). В 1915 г. я впервые в науке предпринял энергичное наступление на эту область, избрав два пути исследований, которые казались мне наиболее плодотворными: изучение изменений в функциональном состоянии нервной системы человека под влиянием солнечного фак¬тора и изучение мировой статистики эпидемических заболеваний, где можно было рассчитывать найти отражение солнечных пертурбаций, опираясь на закон больших чисел. Действительно, вскоре я пришел к установлению определенного параллелизма в ходе большинства пандемий и эпидемий XVI—XIX вв.— холеры, гриппа, чумы, дифтерии, возвратного тифа, цереброспинального менингита— и циклической деятельности Солнца. Коэффициент корреляции между ходом двух кривых — солнечной и эпидемиологической— часто достигает значений 0,8-0,9. Известно, какое огромное значение в процессе возникновения и развития эпидемий играют социально-экономический уклад общества и другие многочисленные факторы, как-то: санитарно-техническое благоустройство, условия жилища, питания, война, голод, безработица и т. д., которые кардинальным образом определяют возможность возникновения и развития эпидемических заболеваний. Это положение, подтвержденное тысячами исследований, не вызывает никаких сомнений в своей объективной достоверности. Наши работы по вполне понятным причинам вызвали среди отечественных эпидемиологов и микробиологов резкое расхождение мнений. По этому поводу сторонник этих работ выдающийся советский инфекционист д-р Г. А. Ивашенцов писал в 1931 г.: «Техники строят ракеты для посылки их на окружающие нас планеты, а медики отворачиваются от того, что поддается и подлежит изучению, сидя на Земле». И далее, говоря, в частности, о гриппе, Г. А. Ивашенцов развивает следующие мысли: «Изучение проблемы гриппа должно быть сдвинуто с мертвой точки. Эпидемиологам, не оставляя, а уточ¬няя выяснение влияния учитываемых ими до сих пор факторов (инфекция, социальные условия), необходимо спаять свою работу с работами метеорологов и астрономов. Причиной пассивного отношения к определению практического значения изучения сложных космических явлений помимо инертности господствующих пока методов научной медицинской мысли является ложное представление о беспомощности нашей в деле регуляции их влияния на нас... Однако тьма суеверного, рабски безнадежного отношения к эпидемиям как к «божьей каре» канула в вечность. Ликвидация ряда эпидемий, связанных теснейшим образом с социальными условиями, предрешена осуществлением социалистического строя; эту первоочередную задачу мы четко выяснили и успешно разрешили. Разрешение ее открывает новые возможности к выяснению и разрешению следующей задачи — изучению, использованию полезных и нейтрализации вредных космических явлений, до сих пор не изученных или почитающихся непостигаемыми или непреоборимыми. Можно ли сомневаться в том, что на пути изучения этих явлений мы найдем разрешение ряда «проклятых» проблем и в области медицины, и в частности эпидемиологии»*. По мере прогресса медицинских знаний, введения прививок, разнообразных профилактических и особенно социальных мероприятий указанный выше параллелизм к концу XIX в. стал постепенно нарушаться. Многие эпидемии и пандемии, уносившие ранее сотни тысяч человеческих жизней, теперь почти прекратились и лишь изредка вспыхивают в своих древних очагах. Следовательно, эпидемиологические исследования имеют для нас лишь историческое и теоретическое значение: они чрезвычайно наглядно демонстрируют величайшую роль социальных преобразований и государственных медицинских мероприятий в борьбе за здоровье населения. Поэтому нужно согласиться с мнением знаменитого микробиолога акад. С. Н. Виноградского, который в одном из своих писем ко мне писал, что теперь космические факторы могут играть в возникновении и распространении эпидемий лишь ничтожную роль, несравнимую с ролью биологических агентов. «В тех случаях,— писал С. Н. Виноградский,— где хорошо изучена этиология, очаги заразы удается подавить, и дело до эпидемических катастроф не доходит, несмотря на те или другие периоды солнечной деятельности» (письмо от 14 ноября 1935 г.). Мои сводки многолетних исследований в этой области опубликованы в двух основных монографиях: в Москве — в 1930 г. и в Париже — в 1938 г. по инициативе Парижской медицинской академии. Однако мое выражение «почти прекратились» не совсем точно в отношении ряда инфекционных эпидемических забо¬леваний: гриппа, цереброспинального менингита, полиомиелита и других, действие на которые солнечного фактора должно быть основательно изучено. В отношении этих эпидемий и пандемий мнение С. Н. Виноградского нельзя также признать вполне справед¬ливым: до сих пор пандемии гриппа и некоторых других эпидемий периодически потрясают человечество. До сих пор эпидемии холеры периодически вспыхивают в некоторых южноазиатских странах. Эпидемии полиомиелита дают о себе знать в США, Франции и других государствах. Значит, до сих пор остается крайне желательным точное прогнозирование вспышек ряда эпидемий. Для некоторых стран изучение гелио-эпидемиологии является насущным медицинским вопросом. Что же обусловливает столь согласованный ход в развитии процессов на Солнце и эпидемических катастроф на Земле? Виновен ли в этом случае организм человека или бактериальная клетка? Проф. Р. Дюбуа, исходя из наших работ, считает допустимым то, что клеточный рост и интенсивность обмена ряда бактерий находятся под влиянием некоторых специфических излучений, стоящих в зависимости от циклической деятельности Солнца. После изучения движения многих эпидемических заболеваний и синхронных вариаций в солнцедеятельности за прошлые столетия и публикации этих материалов в 1924, 1927-1929 гг. под редакцией проф. Н. А. Семашко, лично много способствовавшего данным работам, мы приступили в 1927 г. к микробиологическим исследованиям. Эти исследования показали, что как обычная бактериальная флора, так и некоторые патогенные микроорганизмы отчетливо реагируют на специфические солнечные феномены, причем эти совпадения удалось проследить с точностью до шести дней. Несколькими годами позже под прямым влиянием наших работ казанский врач-микробиолог С. Т. Вельховер в течение ряда лет (I934-194) вел скрупулезные микробиологические исследования о влиянии солнечных пертурбаций на рост и метахромазию коринебактерий и на материале свыше 85 тыс. исследований подтвердил строгую закономерность, существующую между специфическим излучением Солнца и физико-химическими процессами в микроорганизмах. Им было также пока¬зано, что эти изменения происходят одновременно в разных местах (в трех независимых одна от другой лабораториях). При изучении микробиологических материалов было обнаружено, что изменения интенсивности метахромазии коринебактерий на несколько часов и даже суток предваряют инструментальные данные, полученные гелиофизиками. Тогда же нами было сделано предположение о том, что коринебактерий отзываются на те явления, которые развиваются в глубоколежащих слоях Солнца, еще недоступных астрофизическим приборам. Волютиновая субстанция коринебактерий, по-видимому, обладает высокой специфической чувствительностью к излучению такого рода, а следовательно, может быть выработана методика, позволяющая по цветности или еще лучше по колориметрическим изменениям волютиновых зерен коринебактерий судить о качественных и количественных изменениях на Солнце; иначе говоря, гелиофизика должна войти в контакт с микробиологией. К сожалению, из-за смерти С. Т. Вельховерав I942 г. наши совместные труды были прерваны. Претензии позднейших авторов на первенство в этой области исследований, как видим, совершенно неосновательны. Этот феномен, получивший название эффекта Чижевского — Вельховера, был объяснен нами тем, что определенные микроорганизмы, выращенные на определенной среде, отзываются своей метахромазией на те Z-излучения, которые возникают в глубоколежащих слоях Солнца и не могут быть еще выявлены астрофизически. Этот эффект был найден в результате почти 15-летней работы: надо было отыскать как сверхчувствительный микробиологический объект, так и специальную среду для его выращивания; были изучены многие тысячи препаратов. Что касается глубины возникновения солнечных феноменов, обладающих Z-излучением, то по этому вопросу мнения астрофизиков расходятся. В 1940 г. мною был построен живой, бактериальный прибор, предупреждающий появление излучений Солнца. Не только Н. А. Семашко, Г. А. Ивашенцов и С. Т. Вельховер, но и многие другие видные ученые поддерживали или интересовались моими исследованиями, отнюдь не считая их фантастическими гипотезами. Эти ученые уже в то время знали, что статистические закономерности совершенно равноценны лабораторному эксперименту. В числе таких ученых были акад. В. И. Вернадский, акад. Д. К. Заболотный, акад. П. П. Лазарев, К. Э. Циолковский, акад. А. В. Леонтович, проф. А. А. Садов, чл.-кор. АН СССР проф. Г. Д. Белоновский, проф. А. В. Репрев, акад. В. Я. Данилевский и другие, которые устно или печатно высказали свое положительное мнение об этих исследованиях. Проф. А. А. Садов многократно писал о моих исследованиях в области эпидемиологии. О них он упоминает в своем предисловии к известной книге Р. Дюжаррик де ля Ривьера «Этиология, эпидемиология и профилактика гриппа» (1932). Наконец, укажу целый ряд зарубежных ученых, придававших этим исследованиям весьма большое значение: проф. Л. Танон (Париж), д-р Д. Будаи (Будапешт), проф. Ж. Реньо (Тулон), проф. С. Сильверст (Париж), д-р А. Гляйтсманн (Берлин), д-р С. Е. П. Брукс (Лондон), проф. В. Дельфино (Буэнос-Айрес), про Лепренс (Париж), проф. Леньель-Лавастин (Париж), проф.B. де Смитт (Нью-Йорк) и многие другие. Таким образом, более 30 лет назад наши исследования в области эпидемиологической статистики считались передовыми учеными не только интересными, но и прогрессивными. Наши статистические исследования заставили еще в те далекие годы обратиться к изучению общей смертности, и в этой области мы могли констатировать тот же любопытнейший синхронизм. Этот вопрос имеет свою историю. Наблюдательные врачи полвека назад заметили одно явление, которое долгое время не имело рационального объясне¬ния, а именно: если в начале приема больных являлись пациенты с острыми заболеваниями, то можно было ожидать появления таких же больных в этот день и в следующие два-три дня. Затем наступал некоторый промежуток времени, почти свободный от таких больных. Далее было замечено, что больные, страдающие болезнями нервной и сердечно-сосудистой системы и т. д., испытывали приступы наиболее сильных болей в одно и то же время независимо от того, в каких условиях они жили. Точный учет этих явлений показал, что приступы стенокардии, невралгических, головных болей и т. д., имевшие место у самых разнообразных больных, часто совпадают друг с другом с точностью до двух-трех дней и затем одновременно прекращаются на некоторый промежуток времени. Чрезвычайно отчетливую картину синхронизма показала статистика внезапных смертей. Врачи, работаю¬щие в пунктах скорой помощи больших городов, знают, что если в начале дежурства был случай внезапной смерти, то можно ожидать еще несколько таких же случаев в ближайшие сутки-двое. Эта серийность заболеваний, обострений и смертности уже давно стала предметом обсуждения в научных медицинских обществах разных стран, и литература этого вопроса достаточно велика. Попытки сопоставления «патологических серий» с метеорологическими факторами (температура, влажность, давление атмосферы, скорость и направление ветра, грозовые разряды и т. д.) оказа¬лись безуспешными. Врачи, занимающиеся медицинской метеорологией, на основании обширных статистических материалов должны были прийти к заключению, что эти сопоставления хорошо согласу¬ются лишь в редких случаях, но совершенно не охватывают того огромного числа совпадений в заболеваниях и смертности, которые синхронно отмечаются на больших территориях, в различных и да¬леко лежащих одно от другого местах. Одинаковые метеорологические условия не распространяются на территории такого масштаба и, следовательно, не могут дать общего объяснения наблюденных закономерностей в одновременности патологических случаев. Таким образом, следовало прийти к заключению, что существуют мощные внеземные факторы, которые воздействуют определенным образом на всю поверхность планеты, на ее биосферу. Случай помог приблизиться к выяснению этой задачи. Было замечено, что по временам автоматическая сеть телефонов начинает внезапно функционировать с перебоями или даже на несколько часов совсем прекращает свою деятельность, причем в аппаратах не наблюдалось никакой порчи и правильная работа телефонной сети восстанавливалась сама собой, без вмешательства человеческих рук. Дни нарушений в работе телефонной связи систематически совпадали с сериями патологических случаев, т. е. с учащением случаев различных припадков, обострений и смертности. Получалась чрезвычайно отчетливая картина синхронного расстройства в работе электрической аппаратуры и физиологических механизмов человека. Как известно, одной из причин, нарушающих работу аппаратов проволочной электрической сети, являются магнитные и электрические бури, разыгрывающиеся в Земле и атмосфере под влиянием электромагнитных и корпускулярных радиации Солнца. В работе по изучению больших статистических материалов мною впервые было показано, что колебания общей смертности достаточно хорошо следуют за кривой циклической деятельности Солнца. В годы максимальной активности Солнца обычно наблюда¬ется большой пик смертности, в годы минимума — тоже пик, но значительно меньшей высоты. Это можно объяснить влиянием возбужденных мест на Солнце, которые в годы минимума, хотя и в несравненно меньшем количестве и намного меньше размером, а также с меньшей частотой, проходят через центральный меридиан Солнца. Сопоставления годичных кривых смертности по различным странам с кривыми активности Солнца дали также достаточно ясное совпадение (Чижевский, Моррел, Будаи, Фор, Мирбах, Влес и др.). В 1925 г. я обратился к советской общественности с призывом о необходимости накопления исчерпывающего материала о соотношении между случаями внезапной смерти и геофизическими и солнечными явлениями*. Эта работа была налажена нами при содействии Главной геофизической обсерватории и Наркомата здравоохранения РСФСР. В результате двухлетней работы был накоплен очень большой материал (45 тыс. случаев), показавший существование искомой синхронности в 89% случаев. Расшифровка этого материала позволила также впервые установить, что на солнечные возмущения прежде всего реагирует нервная система человека. Эти обширные работы наметили общие закономерности в рассматриваемом явлении. В дальнейшем предстояла детальная разработка статистических материалов изо дня в день. Уже в одном из ранних исследований мы обратили внимание на 27-дневную периодичность некоторых статистических материалов, совпадающих с календарным датам с указанием заболевания и причины смерти, был периодом синодического вращения Солнца. Дальнейшее углубленное изучение этого вопроса было произведено, по нашей рекомендации, на статистическом материале, охватывающем более 200 тыс. случаев смерти от заболеваний мозга, нервной системы и т. д. за ряд лет по большим городам Западной Европы. Все материалы были разнесены по календарным датам с указанием заболевания и причины смерти, был применен точный статистический метод обработки, а также гелиогеофизический индекс для сопоставления (Б. и Т. Дюлль). Как известно, инструментальная запись геомагнитной активности с исключительной точностью следует за основными солнечными явлениями и образует с ними коэффициент корреляции, весьма близкий к единице. Ход магнитных возмущений (мировой итог) и был выбран в качестве гелиогеофизического индекса. Для статистической обработки материалов была применена одна из модификаций предложенного мною более 40 лет назад метода наложения эпох, заключающегося в следующем. В вертикальный осевой столбец вписывается максимальное значение для данного дня за определенный период. Слева от осевого столбца идут столбцы значений за ряд предшествующих дней, справа — для ряда последующих. Суммируя столбцы по вертикали и усредняя цифры, получают значение по всем периодам. Этот способ позволяет отчетливо выделить основные закономерности и элиминировать нехарактерные явления. Так как каждая клетка такой таблицы соответствует определенной календарной дате, то в эти же клетки соответственно календарным датам вписываются данные другого сравниваемого явления. Полученные две кривые сопоставляются, и вычисляется коэффициент корреляции. Совпадение во времени двух явлений — гелиогеофизических и патологических— с несомненностью говорит об исключительно большой тесноте связи между ними, о прямом действии некоторого гелиогеофизического фактора, синхронно провоцирующего резкое увеличение числа смертных случаев в разных местах планеты. Коэффициент корреляции некоторых из этих кривых очень близок к единице. Материал о распределении смертности во времени устанавливает следующий факт: число случаев смерти от определенных заболеваний в данный момент зависит в основном от частоты и интенсивности специфической радиации Солнца. Было бы ошибочно предполагать, что заболевания или смертные случаи вызываются этими излучениями. Речь может идти только о том толчке со стороны данных радиации, который, падая на уже подготовленный организм, приводит его к гибели. Таким образом, периоды усиленной смертности определяются солнечным фактором, а число случаев смерти — готовностью данного организма подпасть под влияние этого фактора. Следовательно, необходимо различать: 1) наличие в данный момент указанного внешнего фактора и 2) готовность организма к патологической реакции на него. Основное внимание должно быть обращено именно на действие этих резких толчкообразных Z-излучений, импульсных пертурбаций электромагнитного поля то в одиночку, то быстро следующими один за другим ударами. Эти удары могут расстроить физиологические механизмы, не дают им времени для восстановления нарушенного равновесия и в результате своей упорной односторонней направленности приводят больной организм к катастрофе. От внезапных Z-излучений Солнца гибнут не здоровые, а слабые, изношенные, старые организмы. Наиболее быстро погибают больные, страдающие тяжелыми расстройствами нервной системы и ее центрального аппарата — мозга. Несколько позже умирают лица от болезней сердечно-сосудистой системы. Затем идут смерти от тяжелцх заболеваний других внутренних органов. Таким образом, первый удар Z-излучения наносят центральной нервной системе, аппарату, обладающему наибольшей чувствительностью к внешним влияниям и наибольшей реактивностью на них. Если в молодом возрасте человеку опасность грозит только в дни кризисов при тяжелых инфекциях, то в старческом — диапазон опасных нозологических единиц расширяется. Если защитить человека от данных излучений в критические дни болезни, то, может быть, человек будет жить еще долгие годы. Борьба с преждевременной смертью есть борьба за обогащение человеческого рода величайшими культурными и материальными ценностями. Обычно говорят «сдало сердце» и на этом успо¬каиваются. В связи со всем изложенным выше продлема внезапной или преждевременной смерти должна быть представлена в несколько ином аспекте. Вопрос этот, по-видимому, оказывается гораздо более серьезным и сложным, чем об этом думают сегодня. Что мы можем сказать в настоящий момент о физиологическом механизме действия внезапного Z-излучения? Какие биофизико-хими¬ческие нарушения производит данный космический фактор на живой организм в целом или на его отдельные органы? Выше мы говорили о специфической реакции волютиновых зерен коринебактерий на солнечные вспышки! Это были первые шаги в направлении изучения данного вопроса, осуществленные более 30 лет назад. Можно высказать предположение, что импульсное Z-излучение оказывает непосредственное действие на центральную нервную систему. Можно допустить, что Z-излучение влияет на белково-коллоидные системы крови, лимфы, клеточную протоплазму и вызывает в них коллоидно-электрические изменения, которые влекут за собой коагуляцию коллоидов и тем самым, при известных условиях патологического состояния организма, приводят его к катастрофе. Известно, что для резкого уменьшения стабильности дисперсной фазы некоторых коллоидных жидкостей достаточно минимального количества электромагнитной энергии. Опыты показали, что радиоволны телеграфных передатчиков способствуют относи¬тельно быстрому осаждению твердой фазы некоторых коллоидов, причем напряженность поля в отношении порядка величины от тысячи до ста тысяч раз меньше, чем напряженность поля так называемых электрических помех. Те же коллоиды, помещенные в камере из листового железа, не претерпевают эволюции при работе радиопередатчиков (Вильке и Мюллер). Давно известно, что в дни с резкими нарушениями атмосферно-электрических явлений (грозы) молоко свертывается значительно быстрее, чем в любые другие дни. Экспериментально установлено, что это свертывание не имеет ничего общего с бактериальными процессами. По-видимому, под илиянием указанных факторов в белково-коллоидной системе молока происходит синерезис и распад системы. Искусственное свертывание молока было получено и экспериментально, путем воздействия коротких волн, причем было выяснено, что термические явления в данном процессе роли не играют (Кербер, Геттинг). Аналогичные наблюдения сделаны и с разными гелями и эмульсиями, показавшими выпадение взвешенных фаз в грозовые дни (Ведекинд и др.). Многочисленные лабораторные исследования о действии на организм животного электромагнитных волн разной длины не дают прямого ответа на поставленный вопрос, хотя многие авторы наблюдали после облучения короткими волнами отрицательные сдвиги в тех или иных физиологических функциях организма (Шлифаке, Дантон). Начало этим интереснейшим работам, как известно, было положено в нашей стране В. Я. Данилевским (1900-1901) и В. Я. Данилевским и А. М. Воробьевым (1928). Исходя из этих работ, акад. В. Я. Данилевский в своем письме ко мне от 10 февраля 1928 г. писал: «Если вспомнить, что нас отделяет от Солнца всего лишь 107 его диаметров, то станет сразу как будто понятным, что Всякие возмущения на Солнце электрической природы не могут не отзываться на живых существах Земли, которые при определенных условиях могут служить как бы резонаторами на эти возмущения. Я не думаю, чтобы, говоря вообще, только одна нервная система могла бы считаться «чувствительною» в этом отношении. Принципиально нельзя возражать против того, что и вообще всякая живая протоплазма может функционально реагировать на эти возмущения. Когда мне пришлось увидеть в моих последних опытах, как резко реагирует нерв на электромагнитные волны, и не раздражением, но лишь модификацией своих физиологических свойств, я прежде всего припомнил Вашу теорию». Возможно, что интересующие нас излучения лежат в области ультрарадиоволн, т. е. имеют длину в пределах сантиметр — гектомикрон. К ультрарадиоволнам примыкают, с одной стороны, дециметровые радиоволны, с другой — декамикронные инфракрасные лучи. Есть теоретические основания предполагать, что нервная система обладает приемниками миллиметровых радиоволн (акад. А. В. Леонтович). Почти все без исключения исследования о влиянии электромагнитных волн разной длины проводились над здоровыми животными. Нами в I932-1933 гг. были поставлены фундаментальные опыты иного характера. Кроликам вводилась сублетальная доза яда. Животные не погибали, но тяжело переносили отравление. Другая группа животных заражалась быстро развивающейся инфекцией. Если таких животных, находящихся уже в тяжелом состоянии, поместить в поле электромагнитных волн массового излучателя проф. А. А. Глаголевой-Аркадьевой, то животные спустя короткое время в большинстве случаев (80%) погибают. Контрольные боль¬ные животные, помещенные в заземленную металлическую клетку, остаются безразличными к этому воздействию и обычным образом переносят развитие отравления или болезни. Опыты показали, во-первых, что тяжелобольные организмы несравненно хуже переносят данные излучения, чем здоровые, и большинство из них погибает и, во-вторых, что защиту от этих электромагнитных излучений можно искать в металлическом экранировании организма. Эти исследования дали мне еще в те годы основание предложить выпуск астрономического бюллетеня для больниц и клиник, предупреждавшего минимум за 5—6 дней прохождение возмущенных мест через центральный меридиан Солнца. Это мероприятие было осуществлено Международным институтом по изучению ра¬диации, и в течение ряда лет астрономические бюллетени рассылались во все крупные лечебно-профилактические учреждения Франции. По сообщениям проф. М. Фора (Париж), только в одной Франции за три-четыре года были таким образом спасены десятки тысяч человеческих жизней. Основываясь также на наших работах в области эпидемиологии и статистики и исходя из высказываний о том, что причину синхронизма смертности следует искать в изменении белково-коллоидного равновесия в крови, лимфе и тканевых жидкостях, наступающем под влиянием Z-излучений Солнца, М. Таката с 1935 г. приступил к поискам чувствительной реакции на выпадение белковых фракций из сыворотки. И действительно, эти исследования показали, что некоторые излучения Солнца производят совершенно определенное, чрезвычайно сильное воздействие на кровь человека, причем данное воздействие не может быть приписано ни одной из известных составных частей солнечного спектра, начиная с ультрафиолетовых излучений и кончая инфракрасными. Среднее нормативное значе¬ние реакции равно 31,5. Реакция F (Flockungszahl-reaction) показала вариации, стоящие в прямой связи с положением Солнца и, что всего важнее — в связи с прохождением возмущенных мест на Солнце через его центральный меридиан. Эта реакция отчетливо обнаруживает 11-летние циклы и 27-дневный период синодического обращения Солнца. Реакция F вызывает выпадение белковых тел из сыворотки крови человека, причем, чем сильнее специфическое влияние Солнца, тем интенсивнее протекает образование хлопьев. Этому явлению было дано название «катастрофической флоккуляции», при которой показатель реакции возрастает до 80. Данная реакция F крови проявляется только при условии электрической изоляции от Земли как лица, у которого берут кровь, так и лица, берущего кровь. Работы М. Таката и его сотрудников — Т. Мурацуги и С. Таката — получили в период 1936—1952 гг. полное подтверждение во многих странах мира целым рядом исследователей (Гиркаге, Хофбауэр, Эбергени, Исбрух, Коллер и Мюллер, Зейц, Эзлер и Бот, Кондорелли, Кафье, Бекманн и др.). За период с 1931 по 1950 г., исследуя специальными методами структурно-морфологический состав нативной крови, мы могли многократно убедиться в необычайной отзывчивости органов кроветворения на специфическое излучение возмущенных мест на Солнце. Эти обширные исследования частично опубликованы в I части моей книги «Структурный анализ движущейся крови»*. В недавнее время были изданы обстоятельные работы советско¬го врача-гематолога Н. А. Шульца, в которых показано исключительно мощное воздействие указанных солнечных пертурбаций на кроветворение и на динамику белой крови. Прогрессивными исследованиями в данной области являются труды профессора физической химии Дж. Пиккарди (Флоренция) и его многочисленных сторонников во многих европейских странах. На состоявшемся в октябре 1958 г. в Брюсселе Международном симпозиуме по вопросам соотношений между солнечными и земными явлениями в физической химии и в биологии были продемонст¬рированы блестящие успехи, основанные на сотнях тысяч опытов. Опыты состояли в изучении скорости некоторых простых химических реакций и оседаний коллоидов. Исследования проф. Пиккарди, поддержанные Организационным комитетом Международного геофизического года, заслуживают самой большой похвалы: они позволяют вплотную подойти к объяснению одного из механизмов влияния на организм хромосферных вспышек и других возбужденных мест на Солнце, бомбардирующих земной шар корпускулами сверхвысоких энергий и электромагнитными волнами разной частоты. Необходимо констатировать, что изменения, внесенные в организм Z-излучением, не могут быть купированы средствами, вошедшими в обиход современной медицины. Только последующее всестороннее изу¬чение этого вопроса должно будет вскрыть более тонкие механизмы действия Z-излучения на живую материю. Если окажется, что Z-излучение действует на белково-коллоидную фазу крови больного организма, способствуя ее необратимому выпадению из плазмы, или на протоплазматические образования, то, может быть, придется искать способы решительного сохранения стабильного состояния данной дисперсной фазы. Тогда проблема защиты от Z-лучей будет сведена к мероприятиям, систематически поддерживающим значения электрического заряда биоколлоидов на необходимом уровне. Этот вопрос сейчас может быть разрешен в положительном смысле. С другой стороны, если считать, что Z-излучения лежат в области радио- и ультрарадиоволн, то простые расчеты показывают значения толщины металлического экрана, необходимого для предо¬хранения больных от данных излучений. Еще в 1937 г., исходя из этих соображений, я опубликовал в медицинской прессе ряд статей, в которых указывал, что каждая больница должна иметь электриче¬ски заземленные, экранированные палаты, недоступные для Z-излучения. Эти палаты экранируются от внешней среды со всех сторон металлическими листами определенной толщины, сваренными один с другим, имеют металлически экранированный тамбур, причем первая дверь может быть открыта только тогда, когда закрыта вторая. Палаты должны быть снабжены искусственным дневным светом, соответствующей вентиляцией или, еще лучше, кондиционированным и ионизированным воздухом и т. д. По своей отделке палаты ничем не должны отличаться от обычных. Создание таких экранированных палат для современной техники не представляет никаких затруднений. Если же указанным действием обладают ультракоротковолновые излучения, то толщина металлического экрана должна быть соответственно увеличена. Наконец, могут быть построены палаты, лежащие под таким слоем земли, который будет в основном поглощать весь спектр Z-излучения. Постройка палат такого рода также может быть легко освоена современной строительной техникой. В эти палаты на дни солнечных бурь и ураганов, в соответствии с прогнозами астрономической службы Солнца или по бюллетеням гелиомикробиологических лабораторий, врачи переводят больных, жизнь которых находится в опасности. Итак, перед медициной стоит новая проблема исключительно важного практического значения, требующая самого тщательного и самого глубокого изучения в аспекте охранительного режима, а именно — защита тяжелобольного человека в определенные дни от внезапных Z-излучений с помощью искусственной стабилизации белков плазмы больного или экранирования его от Z-излучений. Мы много говорим о необходимости широкого внедрения лечебно-профилактических условий в наши больницы и в то же время упорно не хотим прислушиваться к новейшим достижениям в смежных областях науки. Так дело вперед не двинется! Пора на важнейший вопрос разработки методов создания лечебно-профилактических мероприятий посмотреть широко, используя решительно все достижения современной науки. Представленная здесь зависимость внезапных и преждевременных случаев смерти от специфических гелиорадиаций требует комплексного статистического, теоретического, клинического и экспериментального изучения при участии гелиофизиков, физиков, биофизиков, химиков, физиологов и врачей. Этот предмет заслуживает в полной мере внимания со стороны государственных организации, планирующих и координирующих научные исследования. В 1963 г. мы находимся в эпохе падения максимума деятельности Солнца. Следует пожелать, чтобы к началу эпохи возрастания его активности, т. е. к 1965—1966 гг., наша наука дала точную оценку идей и фактов, изложенных в этой статье, и уже сделала попытку практического использования предложений ее автора. Естественно, что для изучения насущного вопроса необходима хорошо оснащенная научно-исследовательская лаборатория и высококвалифицированные специалисты — астрофизики, физики, химики, физиологи и врачи.

* Вестник Академии наук Казахской ССР. Алма-Ата, 1953- № д. С. 28.

* Врачебная газета. Л., 1931. № 8.

* Связь. М., 1925- № 22- С. 11 —12

* Изд-во АН СССР. М., 1959

 

Вход

Баннер